О Сергее

Татьяна Трушковская, мама Сергея

Детство

Сергей родился 31 марта 1984 года и оказался с самого начала рядом с чудесным парком, по которому протекает речушка Очаковка с поющими по ее берегам в сумерках соловьями и образующая у дамбы приятное для глаз, а порой и купания в летнее время, озеро. Тогда, в середине 80-х, в этих местах можно было даже увидеть лося или зайца. Вся семья так любила там гулять, что Серега, можно сказать, постоянно видел небо и кроны деревьев над головой и слушал журчанье Очаковки и пение соловьев, а зимой, не успев достигнуть «зрелого» возраста в 2 года, был поставлен на «горные лыжи» (к обрезанным носам папиных горных лыж привинтили калоши и вставили в них валенки). А на опушке парка находилась школа «САМБО-70».

Самбо

В то время, как Сережа учился в 4 классе, к ним пришли тренеры и пригласили в группу начальной подготовки. Когда встал вопрос, чтобы идти туда учиться «без отрыва от производства», были сомнения и решение полностью отдали на откуп Сергею. Оно было непростым, поскольку означало, что ближайшие 6 лет в его жизни практически не будет ничего, кроме «САМБО-70». Это образ жизни, а не одно из занятий «для разностороннего развития». Он думал… да так долго, что прием закончился. И тут слезы: «Хочу!!! Иначе жизнь не мила!». Благо имя сестры, журналистки Елены, в те годы было тесно связано с миром единоборств и такими его звездами, как А. Карелин, Б. Сайтиев, И. Ярыгин, М. Мамиашвили… Словом, Сережу взяли.

И попал он в класс ни к кому-нибудь, а к Сергею Николаевичу Лукашову, заслуги которого не уместились бы на всем нашем сайте. Скажем только, что он ушел из жизни в 42 года, будучи награжденным орденами: «За заслуги перед Отечеством 2 ст.», «Святого Александра Невского 2 ст.», медалью «Во имя жизни на Земле»… Для Сережи от стал гуру, в буквальном смысле этого слова. И он ни разу не пожалел, что оказался с Сергеем Николаевичем в этом «монастыре» (кстати, тогда там учились только мальчики) и просыпался рано утром на том же боку, что ложился спать накануне. Считал, что ему невероятно повезло, что не менее половины его личности сформировалась благодаря «САМБО-70» и Сергею Николаевичу Лукашову.

Не только самбо

Семья Сережи хотела, чтобы он учился в МГУ, как и сестра Елена (закончила Журфак), но занимался наукой. Способности просматривались. В «САМБО-70» были отличные учителя математики, химии, физики, русского языка и литературы, истории… Учителю химии даже удалось привить ему любовь и глубокий интерес к своему предмету, дать знания, которые сначала позволили Сереже вести отдельные уроки в классе, когда учитель скоропостижно ушел из жизни, а другого не было, а затем снискать уважение преподавателя, готовившего его к поступлению на Биофак МГУ.

Трепетное отношение Сергея к природе вообще и ко всякой живности, в частности, со временем подкрепилось любознательностью. Лет в десять, во время отдыха у моря, увидев в магазине детский микроскоп, попросил купить его и каждый день «колдовал» , уставившись в бинокуляр. Вернувшись в Москву, не забывал о нем и что-нибудь клал между стеклышками при всякой возможности. Этот микроскоп цел и сейчас. Лежит на одной из книжных полок. Помимо этого, в какой-то момент появилась страстная любовь к акулам (даже в одном из мейловских адресов присутствовал «shark»). Все это способствовало тому, что его выбор пал на Биофак МГУ.

Биофак

Первый курс он закончил практически с одними пятерками и поступил на кафедру вирусологии, которая определила его дальнейший научный путь, а акулы, как и живность, и вся природа, остались любовью на всю жизнь.

В конце 4-го курса приключился казус. Защита курсовой работы. Руководитель (микрошеф) обладал некоторыми привычками, которые затрудняли систематическое творческое взаимодействие, а Сергей не обладал достаточным прилежанием, чтобы с этим справиться. За курсовые (литобзор) ставили, как правило, лишь две отметки: если добротная — отлично, если не очень или вовсе не ахти — хорошо. А тут, по настоятельному требованию руководителя ставят трояк. Такое бывало раз в несколько лет! Сергей был убит морально совершенно. Курсовую нельзя пересдать; нужно искать новое место для написания диплома. За экзамены бывали и четверки, но пятерки преобладали. Диплом должен был быть только отличным. Поиски были непростые. Год ведь позади, нужно все начинать сначала, ну и отголоски скандала. И тут в его жизни появилась Алла Ивановна Калмыкова! Как ученый, она хорошо известна в научном сообществе и не нуждается ни в каких рекомендациях. Одним словом, Сергею невероятно повезло! Повезло попасть в руки талантливого, увлеченного наукой человека, которому ты понравился и которому было плевать на все скандалы. В результате, были: блестящая защита диплома, потом блестящая защита диссертации и десять лет плодотворного сотрудничества…

Наука

Когда-то, первый раз отправив Сергея на ежегодную конференцию Кейстоун с докладом и с заездом к друзьям в Лос-Анжелес, а потом в лабораторию на Лонг Айленде, Алла спросила: «Сережа, Вам захотелось в каком-то из этих мест остаться работать?». Он ответил категорически: «Нет, наша лаборатория гораздо лучше!». Взрослея, он стал понимать, чего это стоит. И по мере того, как он ездил из года в год на научные конференции в разные города и страны, узнавал, как там живут молодые ученые, у него создалось впечатление (скорей всего, весьма спорное), что их деятельность менее уважаема, чем всякая другая, требующая высшего образования, а стало быть и мало, кому нужна. Стремление же к познанию неведомого, личная проблема тех, кто не может жить, не удовлетворяя его. Так может поискать для этого других путей? Такие вот родились сомнения!

Горы

Горные лыжи были в его жизни всегда. Страсть папы, пока позволяло здоровье, 1-й взрослый разряд в 11 лет сестренки Лены. Был и Чегет, и Альпы, и Америка, и Канада… Научные конференции ведь, по возможности, устраивают так, чтобы участники в дневное время успевали покататься… А тут стали появляться плоды поиска тех самых путей в виде фрирайда и, сначала, как дополнение к нему — скалолазания. Позже, на базе всех спортивных навыков, пришел альпинизм и стал огромной любовью. «Подняться на вершину, все равно, что слетать на Марс, или душой прикоснуться к Богу! Простое созерцание красоты природы с этим сравнить нельзя!». Но чтобы подняться по километровой отвесной стене, надо много-много тренироваться…

Будучи сама целиком предана науке, Алла не могла понять, как можно, обладая таким творческим потенциалом как Сергей, отдавать его науке не полностью?! Она мечтала своротить с ним горы в науке. А его непреодолимо тянуло просто в горы… Она не смогла ни смириться с этим, ни своротить его с этого пути. Никто не смог…

Но тут Сергей выигрывает грант, на создание своей научной группы. Появляется первый сотрудник, полный энтузиазма, готовый начать работать бесплатно. Они начинают работать вдвоем с тем, что есть, появляются новые замыслы, планы. Чтобы дела пошли полным ходом, остается дождаться денег по гранту на ремонт лаборатории, зарплату сотруднику, ну, а пока…. съездить в Киргизию и подняться на «4810»…